+7 (911 )924-54-74 Санкт-Петербург
193318 г.Санкт-Петербург, ул.Коллонтай,д.18 м.пр.Большевиков

Что посмотреть в Хельсинки

Се­нат­ская пло­щадь 

Это ис­то­ричес­кий центр го­рода, глав­ная пло­щадь Хель­син­ки, став­шая од­ним из его сим­во­лов.

Се­нат­ская пло­щадь с ок­ру­жа­ющи­ми ее зда­ни­ями прак­ти­чес­ки пол­ностью пос­тро­ена по про­ек­там К.Л. Эн­ге­ля. Все зда­ния бы­ли воз­ве­дены в пе­ри­од 1818–1852 гг. Глав­ная зас­лу­га ар­хи­тек­то­ра в том, что он су­мел на из­ре­зан­ной хол­ма­ми и ска­лами мес­тнос­ти соз­дать та­кой же гар­мо­нич­ный и цель­ный ан­самбль, ка­кие воз­во­дили рус­ские мас­те­ра на плос­ких нев­ских бе­регах. «Бе­лая сто­лица се­вера» – так Хель­син­ки на­зыва­ли в XIX в.

Уже в 1600-х гг. на этом мес­те рас­по­лага­лись го­род­ская пло­щадь, а так­же цер­ковь с клад­би­щем и зда­ние Ра­туши. Ок­ру­жение пло­щади вновь на­чали отс­тра­ивать в 1721 г. пос­ле то­го, как го­род был пол­ностью унич­то­жен во вре­мя Се­вер­ной вой­ны. По со­седс­тву с пло­щадью стро­или свои до­ма тор­говцы-бюр­ге­ры. Са­мым важ­ным стро­итель­ным объ­ек­том сто­летия бы­ла, од­на­ко, кре­пость Све­аборг (Су­омен­линна), воз­ве­дение ко­торой бы­ло на­чато в 1748 г. Вследс­твие рус­ско-швед­ской вой­ны 1808–1809 гг. Фин­ляндия бы­ла от­де­лена от Шве­ции и в ка­чес­тве ав­то­ном­но­го Ве­лико­го кня­жес­тва Фин­лянд­ско­го при­со­еди­нена к Рос­сии, а в 1812 г. сто­лицей кня­жес­тва стал Хель­син­ки. Но­вый план зас­трой­ки го­рода был сос­тавлен уро­жен­цем Хель­син­ки Юха­ном Аль­брех­том Эренс­тре­мом, по­лучив­шим в Све­абор­ге об­ра­зова­ние офи­цера-то­пог­ра­фа и слу­жив­шим в Сток­голь­ме сек­ре­тарем ко­роля Гус­та­ва III. Еще до воз­вра­щения в Фин­ляндию он оз­на­комил­ся с круп­ней­ши­ми го­рода­ми Ев­ро­пы. В ка­чес­тве ар­хи­тек­то­ра был наз­на­чен уро­женец Бер­ли­на Карл Люд­виг Эн­гель (1778–1840), ра­нее ра­ботав­ший в Тал­ли­не и Санкт-Пе­тер­бурге.

У со­бора Свя­того Ни­колая 

Этот ка­фед­раль­ный лю­теран­ский со­бор, пос­тро­ен­ный в 1852 г., ук­ра­ша­ет ан­самбль Се­нат­ской пло­щади и яв­ля­ет­ся сим­во­лом Хель­син­ки. Его воз­ве­дение бы­ло на­чато по про­ек­ту Кар­ла Люд­ви­га Эн­ге­ля в 1830 г., а за­кон­че­но под ру­ководс­твом то­же нем­ца Эрн­ста Лор­манна, пре­ем­ни­ка Эн­ге­ля, пос­ле смер­ти пос­ледне­го в 1840 г. Он до­пол­нил со­ору­жение че­тырь­мя не­боль­ши­ми ба­шен­ка­ми, рас­по­ложен­ны­ми вок­руг цен­траль­но­го ку­пола. Для цер­ковных ко­локо­лов Лор­манн со­ору­дил до­пол­ни­тель­но два бо­ковых па­виль­она. Ко­локо­ла рас­по­ложе­ны в за­пад­ном па­виль­оне, а в вос­точном рас­по­ложе­на при­ход­ская ка­пел­ла. Утон­ченная ар­хи­тек­ту­ра Эн­ге­ля под­вер­глась и иным из­ме­нени­ям: на мес­те ны­неш­ней цен­траль­ной лес­тни­цы в те­чение двад­ца­ти лет рас­по­лага­лась изящ­ная ко­лон­на­да га­уп­твах­ты. Не­кото­рые счи­та­ют, что при про­ек­ти­рова­нии со­бора в ка­чес­тве об­разца ис­поль­зо­вал­ся Ка­зан­ский со­бор в Пе­тер­бурге.

Се­нат­ская пло­щадь Хель­син­ки дей­стви­тель­но очень на­поми­на­ет Санкт-Пе­тер­бург

 

Цер­ковь бы­ла наз­ва­на Ни­кола­ев­ской в честь свя­того, пок­ро­витель­ству­юще­го тор­говле и мо­реходс­тву, а так­же свя­того-зас­тупни­ка им­пе­рато­ра Ни­колая I. Ни­колай I внес свои кор­ректи­вы во внеш­ний об­лик цер­кви: на кры­ше по­яви­лись скуль­пту­ры, в ка­чес­тве ко­торых бы­ли выб­ра­ны фи­гуры апос­то­лов, от­ли­тые в цин­ке и вы­пол­ненные че­тырь­мя не­мец­ки­ми скуль­пто­рами. В ка­чес­тве кар­ти­ны для ал­тарной час­ти цер­кви им­пе­ратор по­дарил ра­боту рус­ско-не­мец­ко­го ху­дож­ни­ка Т.К. фон Неф­фа. В стро­гом и поч­ти ли­шен­ном уб­ранс­тва цен­траль­ном за­ле цер­кви на­ходят­ся так­же па­мят­ни­ки от­цу фин­ской ли­тера­туры и цер­ковно­му ре­фор­ма­тору Ми­ка­элу Аг­ри­коле (ок. 1510–1557), а так­же ре­фор­ма­торам Лю­теру и Ме­лан­хто­ну. По­мимо при­ход­ских бо­гос­лу­жений здесь про­водят­ся тор­жес­твен­ные бо­гос­лу­жения для пар­ла­мен­та и уни­вер­си­тета. Свод­ча­тый ниж­ний этаж, крип­та, пре­дос­тавля­ет­ся для про­веде­ния выс­та­вок и кон­цертов. Со сту­пенек пе­ред со­бором от­кры­ва­ет­ся рос­кошный вид по­верх крыш на Юж­ный порт.

 

Ес­ли сто­ять спи­ной к со­бору, то сле­ва на­ходит­ся зда­ние Го­сударс­твен­но­го со­вета, пред­став­ля­ющее со­бой од­но из цен­траль­ных со­ору­жений Эн­ге­ля. Часть зда­ния со сто­роны Се­нат­ской пло­щади бы­ла вы­пол­не­на в 1822 г. в ка­чес­тве зда­ния для вер­ховно­го ор­га­на мес­тно­го уп­равле­ния – Им­пе­ратор­ско­

го се­ната Фин­ляндии. В этом зда­нии ра­бота­ет и ны­неш­нее пра­витель­ство стра­ны. На вто­ром эта­же зда­ния рас­по­ложен слу­жеб­ный ка­бинет премь­ер-ми­нис­тра. Над цен­траль­ным вхо­дом, в те­ни ко­лонн, рас­по­ложе­но од­но из са­мых кра­сивых в Фин­ляндии по­меще­ний в сти­ле ам­пир – Трон­ный зал, в нас­то­ящее вре­мя – Пре­зидент­ский зал, в ко­тором пре­зидент ут­вер­жда­ет на за­седа­нии пра­витель­ства за­коны стра­ны. На фрон­то­не зда­ния рас­по­ложе­ны са­мые ста­рые в Фин­ляндии об­щес­твен­ные ча­сы ра­боты из­вес­тно­го мас­те­ра Я­ак­ко Юхон­пой­ка Кен­ни.

В этом зда­нии в 1904 г. финн О. Ша­уман зас­тре­лил цар­ско­го ге­нерал-гу­бер­на­тора Боб­ри­кова, про­тив­ни­ка фин­ской ав­то­номии и убеж­денно­го пан­сла­вис­та. Как следс­твие по­куше­ния на­чалась все­об­щая за­бас­товка 1905 г., при­вед­шая к вос­ста­нов­ле­нию ав­то­номии Фин­ляндии. А в 1906 г. был уч­режден сов­ре­мен­ный од­но­палат­ный пар­ла­мент и вве­дено из­би­ратель­ное пра­во для жен­щин.

Спра­ва рас­по­ложе­но цен­траль­ное зда­ние уни­вер­си­тета, вы­пол­ненное по про­ек­ту Эн­ге­ля в 1832 г. Ака­демия бы­ла уч­режде­на в 1640 г. в Тур­ку и пе­реве­дена в 1828 г. в Хель­син­ки. Ака­демия бы­ла пе­ре­име­нова­на в Им­пе­ратор­ский Алек­сан­дрий­ский уни­вер­си­тет, а в 1919 г., в свою оче­редь, в Хель­синк­ский уни­вер­си­тет. Фа­сад уни­вер­си­тета пред­став­ля­ет со­бой пов­то­рение про­пор­ций и ком­по­зиций Го­сударс­твен­но­го со­вета. Вмес­те с еди­ной ли­ни­ей пос­тро­ек юж­ной час­ти пло­щади и цер­ковью зда­ния об­ра­зу­ют од­ну из на­ибо­лее чис­тых по сти­лю не­ок­ласси­чес­ких пло­щадей Ев­ро­пы.

В 1937 г. уни­вер­си­тет­ское зда­ние бы­ло рас­ши­рено до раз­ме­ров це­лого квар­та­ла (арх. И.С. Си­рен). Боль­шая часть Ста­рого уни­вер­си­тета бы­ла раз­ру­шена в ре­зуль­та­те воз­душных бом­барди­ровок в 1944 г., и в том чис­ле Ак­то­вый зал уни­вер­си­тета вмес­те с на­ходив­ши­мися там ху­дожес­твен­ны­ми цен­ностя­ми. Вос­ста­нов­ленный зал был от­крыт в 1948 г. Ре­конс­трук­ция ста­рой час­ти уни­вер­си­тета бы­ла вы­пол­не­на в 1990 г. к 350-лет­не­му юби­лею.

Ря­дом, на ули­це Уни­онин­ка­ну, рас­по­ложе­на Уни­вер­си­тет­ская биб­ли­оте­ка (1844 г.), счи­та­юща­яся од­ной из на­ибо­лее кра­сивых ра­бот Эн­ге­ля. Внут­ренние по­меще­ния биб­ли­оте­ки пред­став­ля­ют со­бой блес­тя­щую се­рию не­куль­то­вых про­из­ве­дений фин­ской ар­хи­тек­ту­ры и на­ибо­лее кра­сивых и дос­тупных для пуб­лично­го обоз­ре­ния ин­терь­еров Хель­син­ки. Спро­ек­ти­рован­ное Эн­ге­лем зда­ние пред­став­ля­ет, од­на­ко, лишь не­боль­шую часть биб­ли­отеч­но­го ком­плек­са. На­ряду со спро­ек­ти­рован­ным Гус­та­вом Нюс­тре­мом по­лук­руглым до­пол­ни­тель­ным зда­ни­ем кни­ги хра­нят­ся так­же в под­земных по­меще­ни­ях и за пре­дела­ми Хель­син­ки. В не­боль­шом скве­ре воз­ле сте­ны, в те­ни каш­та­нов, рас­по­ложен брон­зо­вый бюст Алек­сан­дра II – «от­ца уни­вер­си­тета». Во вре­мя вхож­де­ния Фин­ляндии в сос­тав Рос­сии бюст на­ходил­ся в ак­то­вом за­ле уни­вер­си­тета.

цер­ковью зда­ния об­ра­зу­ют од­ну из на­ибо­лее чис­тых по сти­лю не­ок­ласси­чес­ких пло­щадей Ев­ро­пы.

В 1937 г. уни­вер­си­тет­ское зда­ние бы­ло рас­ши­рено до раз­ме­ров це­лого квар­та­ла (арх. И.С. Си­рен). Боль­шая часть Ста­рого уни­вер­си­тета бы­ла раз­ру­шена в ре­зуль­та­те воз­душных бом­барди­ровок в 1944 г., и в том чис­ле Ак­то­вый зал уни­вер­си­тета вмес­те с на­ходив­ши­мися там ху­дожес­твен­ны­ми цен­ностя­ми. Вос­ста­нов­ленный зал был от­крыт в 1948 г. Ре­конс­трук­ция ста­рой час­ти уни­вер­си­тета бы­ла вы­пол­не­на в 1990 г. к 350-лет­не­му юби­лею.

Ря­дом, на ули­це Уни­онин­ка­ну, рас­по­ложе­на Уни­вер­си­тет­ская биб­ли­оте­ка (1844 г.), счи­та­юща­яся од­ной из на­ибо­лее кра­сивых ра­бот Эн­ге­ля. Внут­ренние по­меще­ния биб­ли­оте­ки пред­став­ля­ют со­бой блес­тя­щую се­рию не­куль­то­вых про­из­ве­дений фин­ской ар­хи­тек­ту­ры и на­ибо­лее кра­сивых и дос­тупных для пуб­лично­го обоз­ре­ния ин­терь­еров Хель­син­ки. Спро­ек­ти­рован­ное Эн­ге­лем зда­ние пред­став­ля­ет, од­на­ко, лишь не­боль­шую часть биб­ли­отеч­но­го ком­плек­са. На­ряду со спро­ек­ти­рован­ным Гус­та­вом Нюс­тре­мом по­лук­руглым до­пол­ни­тель­ным зда­ни­ем кни­ги хра­нят­ся так­же в под­земных по­меще­ни­ях и за пре­дела­ми Хель­син­ки. В не­боль­шом скве­ре воз­ле сте­ны, в те­ни каш­та­нов, рас­по­ложен брон­зо­вый бюст Алек­сан­дра II – «от­ца уни­вер­си­тета». Во вре­мя вхож­де­ния Фин­ляндии в сос­тав Рос­сии бюст на­ходил­ся в ак­то­вом за­ле уни­вер­си­тета.

Осо­бую уни­каль­ность этой биб­ли­оте­ке при­да­ет то, что в ней име­ют­ся все из­да­ния на рус­ском язы­ке с на­чала XIX в. по 1917 г… Это так на­зыва­емая Сла­вян­ская биб­ли­оте­ка, ко­торая ве­дет свою ис­то­рию от из­данно­го в 1828 г. ука­за им­пе­рато­ра Ни­колая I, по ко­торо­му биб­ли­оте­ка на­деля­лась пра­вом по­лучать по од­но­му эк­зем­пля­ру всех книг, бро­шюр, жур­на­лов и га­зет, из­данных на тер­ри­тории Рос­сий­ской им­пе­рии. Бла­года­ря это­му сей­час Сла­вян­ская биб­ли­оте­ка рас­по­лага­ет уни­каль­ной кол­лекци­ей – бо­лее 110 000 то­мов пе­чат­ных ма­тери­алов на рус­ском язы­ке, из­данных с 1828 по 1917 г. По­это­му биб­ли­оте­ка всег­да бы­ла меч­той для ру­сис­тов и со­вето­логов все­го ми­ра во вре­мена «же­лез­но­го за­наве­са». Да и се­год­ня не­кото­рые да­же оте­чес­твен­ные ис­сле­дова­тели меч­та­ют по­пасть, так как в Хель­син­ки фон­ды сох­ра­нились луч­ше, чем в Ле­нин­ке и Сал­ты­ков­ке. В кол­лекции биб­ли­оте­ки по­мимо рус­ско­языч­ных из­да­ний до­воль­но об­ширная ли­тера­тура на ук­ра­ин­ском, бе­лорус­ском, поль­ском, серб­ском, чеш­ском, сло­вац­ком, хор­ват­ском, сло­вен­ском и ма­кедон­ском язы­ках. А все­го фон­ды биб­ли­оте­ки нас­чи­тыва­ют бо­лее 400 000 то­мов уни­вер­саль­ной по сво­ему со­дер­жа­нию ли­тера­туры прак­ти­чес­ки по всем от­раслям зна­ний.

На сте­не Уни­вер­си­тет­ской биб­ли­оте­ки на­ходит­ся па­мят­ная дос­ка в честь Эренс­тре­ма и Эн­ге­ля, вы­пол­ненная Фе­лик­сом Ню­лун­дом.

В цен­тре Се­нат­ской пло­щади воз­вы­ша­ет­ся па­мят­ник рос­сий­ско­му им­пе­рато­ру Алек­сан­дру II ра­боты Валь­те­ра Ру­небер­га, соз­данный в 1894 г. В 1863 г. Алек­сандр II ввел в об­ра­щение фин­скую мар­ку, а фин­ский язык сде­лал го­сударс­твен­ным на­рав­не со швед­ским. Им­пе­ратор изоб­ра­жен в фор­ме гвар­дей­ско­го офи­цера во вре­мя про­из­не­сения ре­чи. Вок­руг им­пе­ратор­ской фи­гуры рас­по­ложе­на скуль­птур­ная груп­па: «За­кон», «Мир», «Свет» и «Труд». Па­мят­ник яв­ля­ет­ся ти­пич­ным при­мером фин­ско­го скуль­птур­но­го ис­кусс­тва XIX в. Скуль­пту­ра вы­пол­не­на из брон­зы, а пь­едес­тал из крас­но­го гра­нита.

На­ходив­ши­еся не­ког­да на пло­щади зда­ния цер­кви Уль­ри­ки Эле­оно­ры и Ра­туши бы­ли ра­зоб­ра­ны. На брус­чатке пло­щади от­ме­чено то мес­то, где в свое вре­мя рас­по­лага­лась цер­ковь. На пло­щади скон­цен­три­рова­лось та­кое ко­личес­тво го­сударс­твен­ных, му­ници­паль­ных, цер­ковных и ака­деми­чес­ких уч­режде­ний, что она мо­жет слу­жить воп­ло­щение не толь­ко сто­лицы, но и всей стра­ны.

Па­мят­ник Алек­сан­дру II на Се­нат­ской пло­щади в Хель­син­ки. Из всех рус­ских ца­рей Алек­сан­дра II в Фин­ляндии лю­били и це­нили боль­ше все­го

 

В ниж­ней час­ти пло­щади рас­по­ложе­ны пос­тро­ен­ные в 1700-х гг. до­ма тор­говцев-бюр­ге­ров. В час­тнос­ти, дом Се­дер­холь­ма.

 

Дом Се­дер­холь­ма 

Дом Се­дер­холь­ма – это ста­рей­шее ка­мен­ное зда­ние, пос­тро­ен­ное в 1757 г. в ис­то­ричес­ком цен­тре го­рода Хель­син­ки и сос­тавля­ющее ны­не еди­ный ар­хи­тек­турный ан­самбль на Се­нат­ской пло­щади.

В свое вре­мя дом при­над­ле­жал вли­ятель­но­му швед­ско­му куп­цу Й­оха­ну Се­дер­холь­му, ко­торо­го сме­нило нес­коль­ко пос­ле­ду­ющих по­коле­ний хо­зя­ев. Пред­по­лага­ет­ся, что он был пос­тро­ен по про­ек­ту не­мец­ко­го ар­хи­тек­то­ра Са­мю­эля Бер­не­ра. Пер­вый этаж до­ма за­нима­ли ма­газин и кон­то­ра Се­дер­холь­ма, на вто­ром рас­по­лага­лись жи­лые ком­на­ты, а в ка­мен­ных под­ва­лах – скла­ды.

Нас­ледни­ки Се­дер­холь­ма вла­дели до­мом до 1822 г. За­тем особ­няк сме­нил нес­коль­ко вла­дель­цев, а в 1865 г. его хо­зя­ином стал ку­пец и ар­хи­тек­тор Ки­селев. Он пе­реп­ла­ниро­вал дом, зна­читель­но из­ме­нив его внеш­ний об­лик: под ок­на­ми вто­рого эта­жа по­яви­лись ба­люс­тра­ды, а на фа­саде три две­ри – 

дом был приз­нан са­мым кра­сивым в Хель­син­ки. Се­мей­ство Ки­селе­вых вла­дело до­мом до 1912 г.

В пе­ри­од с 1912 по 1946 г. зда­ние пус­то­вало. Пос­ле рес­тавра­ции в быв­шем ку­печес­ком до­ме раз­местил­ся Го­род­ской суд, а за­тем в 1985 г. по­меще­ние от­да­ли под му­зей, ко­торый от­крыл­ся для пуб­лично­го дос­ту­па лишь в 1995 г.

 

Сей­час му­зей пред­став­ля­ет кол­лекцию под­линных ве­щей и пред­ме­тов ку­печес­ко­го бы­та XVIII в., зна­комя­щих по­сети­телей с жизнью это­го сос­ло­вия в пе­ри­од сво­его рас­цве­та. В до­ме Се­дер­холь­ма про­ходят вре­мен­ные эк­спо­зиции, пос­вя­щен­ные сов­ре­мен­ной жиз­ни и раз­ви­тию Хель­син­ки.

 

Дом Ки­селе­ва 

Еще од­но при­меча­тель­ное зда­ние – на пе­ресе­чении улиц Алек­сенте­рин­ка­ту и Уни­он­ка­ту на краю Се­нат­ской пло­щади – дом Ки­селе­ва. Дол­гое вре­мя (с 1812 г.) он при­над­ле­жал бо­гато­му куп­цу-са­харо­завод­чи­ку Фе­дору Ки­селе­ву. Он не дос­тиг та­кого бо­гатс­тва и сла­вы, как Си­неб­рю­хов, од­на­ко и по сей день фин­ны счи­та­ют. Что луч­ший са­хар – «от Ки­селе­ва».

Труд­но се­год­ня по­верить, что до пе­ре­ез­да в но­вое по­меще­ние в до­ме Ки­селе­ва рас­по­лагал­ся глав­ный тор­го­вый зал ма­гази­на Stockmann. За­тем поч­ти 40 лет в его сте­нах раз­ме­щались бо­лее двух де­сят­ков не­боль­ших су­венир­ных ла­вок и ма­газин­чи­ков для ту­рис­тов, а ны­не пос­ле ре­мон­та в не­го въ­еха­ли бу­тики и ма­гази­ны ди­зай­нер­ской про­дук­ции. Од­на­ко свое имя Kiseleffin talo зда­ние сох­ра­нило.

 

Ули­ца Со­фи­ан­ка­ту и му­зей го­рода Хель­син­ки 

Иду­щая от Се­нат­ской пло­щади на юг, к пор­ту, ста­рая ули­ца Со­фи­ан­ка­ту, единс­твен­ный в Хель­син­ки му­зей, от­кры­тый в лю­бое вре­мя су­ток и пред­став­ля­ющий ис­то­рию улич­ной зас­трой­ки и ос­на­щения Хель­син­ки. Ули­ца-му­зей да­ет воз­можность пе­рей­ти от учас­тка кон­ца XVIII в., тем­но­го, не­обо­рудо­ван­но­го, к ули­це кон­ца XIX в., ос­ве­щен­ной га­зовы­ми фо­наря­ми, и, на­конец, на ули­цу 1930-х гг. Из пред­ме­тов ста­рины об­на­ружи­ва­ют­ся при­чуд­ли­вая зе­леная буд­ка с те­лефо­ном и во­дяная ко­лон­ка. Му­зей на ули­це Со­фий­ской был от­ме­чен спе­ци­аль­ной пре­ми­ей на кон­курсе «Ев­ро­пей­ский му­зей го­да—2002».

Со­фий­ская ули­ца от­ме­чена таб­личка­ми на рус­ском (до­рефор­менная ор­фогра­фия), фин­ском и швед­ском язы­ках: «СофIй­ская ули­ца /Sofiankatu/Sofiegatan».

Эта ули­ца-му­зей яв­ля­ет­ся от­де­лени­ем Го­род­ско­го му­зея Хель­син­ки.

Сам му­зей го­рода Хель­син­ки рас­по­ложен на Со­фи­ан­ка­ту (д. 4), в ста­рин­ном зда­нии, пос­тро­ен­ном в 1911 г. по про­ек­ту Лар­са Сон­ка. Ос­новная цель му­зея – за­печат­леть 450-лет­нюю ис­то­рию го­рода, ко­торый из за­уряд­но­го по­селе­ния прев­ра­тил­ся в сто­лицу не­зави­симой Фин­ляндии.

Мысль о соз­да­нии та­кого му­зея по­яви­лась еще в на­чале ХХ в., ког­да в Хель­син­ки ве­лось бур­ное стро­итель­ство. Му­ници­паль­ным со­ветом Хель­син­ки бы­ла ор­га­низо­вана кол­ле­гия па­мят­ни­ков ста­рины, ко­торая со­бира­ла фо­тог­ра­фичес­кие ма­тери­алы о сне­сен­ных зда­ни­ях и пе­реме­нах в ис­то­ричес­ком об­ли­ке го­рода. Эти фо­тог­ра­фии, а так­же соб­ранные кол­ле­ги­ей ста­рин­ные ве­щи и ху­дожес­твен­ная кол­лекция От­то Фу­рунхь­ель­ма ста­ли ос­но­вой соб­ра­ний но­вого му­зея, ко­торый от­крыл­ся в 1911 г. и пер­во­началь­но рас­по­лагал­ся на вил­ле Ха­касал­ми.

В пос­ле­ду­ющие го­ды ос­новной целью му­зея был сбор раз­личных эк­спо­натов по ис­то­рии и куль­ту­ре рас­ту­щего Хель­син­ки. По­мимо фо­тог­ра­фий, му­зей со­бирал и при­об­ре­тал ста­рин­ные ве­щи, пред­ме­ты бы­та и да­же фраг­менты от­делки сне­сен­ных зда­ний. Все они бы­ли пред­став­ле­ны в пос­то­ян­ной эк­спо­зиции на вил­ле Ха­касал­ми.

 

Пос­те­пен­но фун­кции му­зея рас­ши­рились. Те­перь его сот­рудни­ки со­бира­ли ин­форма­цию не толь­ко о прош­лом, но и о нас­то­ящем Хель­син­ки – фо­тог­ра­фии но­вых рай­онов, раз­личные кар­ты го­рода, пред­ме­ты пов­седнев­но­го бы­та го­рожан. Од­новре­мен­но груп­па ар­хе­оло­гов му­зея ве­ла рас­копки в ис­то­ричес­ких рай­онах го­рода. Кол­лекции му­зея рос­ли, и в 1994–1995 гг. му­зей пе­ре­ехал в зда­ние на ули­це Со­фи­ан­ка­ту.

 

В на­ши дни му­зей го­рода Хель­син­ки пред­став­ля­ет по­сети­телям пос­то­ян­ную эк­спо­зицию «Го­ризон­ты Хель­син­ки». Эта эк­спо­зиция ос­ве­ща­ет жизнь го­рода в трех эпо­хах ис­то­рии Фин­ляндии – вла­дычес­тво Шве­ции, ав­то­номия под властью Рос­сии и не­зави­симость. Ос­новные те­мы эк­спо­зиции: Хель­син­ки как мор­ской порт, Хель­син­ки как про­мыш­ленный центр, Хель­син­ки как сто­лица Фин­ляндии, а так­же куль­ту­ра и об­раз жиз­ни Хель­син­ки.

В ки­ноте­ат­ре «Ки­но Эн­гель», ко­торый рас­по­ложен в од­ном зда­нии с му­зе­ем, мож­но пос­мотреть ко­рот­ко­мет­ражные филь­мы по ис­то­рии Хель­син­ки.

 

Ули­ца Алек­санте­рин­ка­ту 

Ули­ца Алек­санте­рин­ка­ту – сре­дото­чие кра­сивых зда­ний, где рас­по­ложи­лись ма­гази­ны и офи­сы. По пла­ну К.Л. Эн­ге­ля, это глав­ная ули­ца, пе­ресе­ка­ющая го­род с вос­то­ка на за­пад и при­лега­ющая к Се­нат­ской пло­щади. На­чина­ясь у Пре­зидент­ско­го двор­ца, она вы­ходит к Ман­нерхей­мин­тие (прос­пекту Ман­нергей­ма). На нее смот­рят и ка­фед­раль­ный со­бор Хель­син­ки, и уни­вер­си­тет, и глав­ный фин­ский офис бан­ка Nordea, и зна­мени­тый уни­вер­маг Stockmann.

Ули­ца, в раз­го­вор­ной ре­чи хель­син­кцев име­ну­емая обыч­но «Алек­си», бы­ла наз­ва­на в 1833 г. в честь рус­ско­го им­пе­рато­ра Алек­сан­дра I (до это­го она но­сила швед­ское имя Стур­га­тан – «Боль­шая ули­ца»).

Имен­но на Алек­санте­рин­ка­ту про­водят­ся сто­лич­ные праз­дни­ки и шес­твия, та­кие как кар­на­вал сам­бы, встре­ча Де­да Мо­роза Й­о­улу­пук­ки. В кон­це но­яб­ря ули­ца ук­ра­ша­ет­ся к Рож­дес­

тву, при­чем гир­лянды ос­ве­щения сох­ра­ня­ют­ся не­из­менны­ми на про­тяже­нии де­сят­ков лет.

В на­чале 2000-х го­род­ские влас­ти пе­реко­пали ули­цу, ус­та­новив по­дог­рев мос­то­вой: те­перь зи­мой на ней нет сне­га и тро­ту­ары су­хие!

 

Дом сос­ло­вий 

Ря­дом с Се­нат­ской пло­щадью, нап­ро­тив Бан­ка Фин­ляндии, рас­по­ложен Дом сос­ло­вий, пе­рес­тро­ен­ный под го­сударс­твен­ное пред­ста­витель­ское зда­ние. Зда­ние бы­ло пос­тро­ено в 1891 г. как мес­то для про­веде­ния соб­ра­ний нед­во­рян­ских сос­ло­вий, ду­ховенс­тва, бур­жу­азии и кресть­янс­тва. Пред­ста­вите­ли дво­рян­ско­го сос­ло­вия со­бира­лись в Ры­цар­ском до­ме. Дом сос­ло­вий, так же как и На­ци­ональ­ный ар­хив, пред­став­ля­ет твор­чес­тво Гус­та­ва Нюс­тре­ма, ав­то­ра мно­гих об­щес­твен­ных зда­ний Хель­син­ки. Фрон­тон зда­ния вен­ча­ет ог­ромный брон­зо­вый ба­рель­еф (1903 г.) ра­боты скуль­пто­ра Эми­ля Вик­тре­ма (1864–1942). На ба­рель­ефе дли­ной 18,6 м и вы­сотой 3,12 м изоб­ра­жено 26 фи­гур, в то чис­ле им­пе­рато­ра Алек­сан­дра I во вре­мя сей­ма в Бор­го (Пор­воо) в 1809 г.

 

Цер­ковь Прес­вя­той Тро­ицы 

Цер­ковь Прес­вя­той Тро­ицы на ули­це Уни­он­ка­ту – ста­рей­ший пра­вос­лавный храм го­рода, он ос­вя­щен в 1827 г. Раз­ра­бот­кой его про­ек­та, как и всей ре­конс­трук­ци­ей цен­тра Хель­син­ки, за­нимал­ся Эн­гель. Ког­да стро­итель­ство не­боль­шо­го од­нопрес­толь­но­го хра­ма бы­ло за­кон­че­но, здесь сто­яло толь­ко зда­ние се­ната; не бы­ло ни ог­ромно­го лю­теран­ско­го со­бора, ко­торый се­год­ня воз­вы­ша­ет­ся над Се­нат­ской пло­щадью и зас­ло­ня­ет Тро­иц­кую цер­ковь, ни зда­ний уни­вер­си­тета и его биб­ли­оте­ки.

Цер­ковь Свя­той Тро­ицы – пер­вая пра­вос­лавная цер­ковь в Хель­син­ки

 

Ны­неш­ний од­но­ярус­ный бе­лый ико­нос­тас в сти­ле ам­пир, ук­ра­шен­ный ко­ринф­ски­ми по­луко­лон­на­ми и по­золо­той, был сде­лан поз­днее в Пе­тер­бурге на средс­тва брать­ев Ни­колая и Пав­ла Си­неб­рю­ховых, зна­мени­тых пи­вова­ров. Граф Вла­димир Алек­се­евич Му­син-Пуш­кин, сос­ланный в Фин­ляндию за учас­тие в вос­ста­нии де­каб­ристов и же­нив­ший­ся здесь на сес­тре Ав­ро­ры Ка­рам­зи­ной, из­вес­тной в Фин­ляндии сво­ей бла­гот­во­ритель­ностью, по­дарил в 1830 г. цер­кви два по­сереб­ренных брон­зо­вых па­ника­дила. На средс­тва куп­ца И. Гра­чева был при­об­ре­тен боль­шой ко­локол ве­сом 1200 кг и по­вешен на ко­локоль­не, воз­вы­ша­ющей­ся над вхо­дом. Все внут­реннее уб­ранс­тво хра­ма соз­да­но бы­ло, преж­де все­го, усер­ди­ем при­хожан и ста­рост.

Тро­иц­кая цер­ковь не раз под­верга­лась ка­питаль­ным ре­мон­там, но ее внут­ренний вид при этом не ме­нял­ся. Пер­вый ре­монт был про­веден в 1876 г., и тог­да же де­ревян­ная ог­ра­да бы­ла за­мене­на чу­гун­ной. В 1897 г. был при­об­ре­тен но­вый боль­шой ко­локол ве­сом 4 т, для ко­торо­го приш­лось ста­рую де­ревян­ную ко­локоль­ню за­менить ка­мен­ной, на ярус вы­ше преж­ней. Пос­ледний круп­ный ре­монт про­шел в на­чале 1980-х.

Цер­ковь по­сеща­ли три рус­ских им­пе­рато­ра – Ни­колай I, Алек­сандр II и Алек­сандр III, а в 1885 г. – це­саре­вич Ни­колай Алек­сан­дро­вич.

В на­ши дни сре­ди хра­мов Фин­лянд­ской пра­вос­лавной цер­кви толь­ко в Тро­иц­кой цер­кви ре­гуляр­но слу­жат по-цер­ковнос­ла­вян­ски, сле­дуя но­вому сти­лю.

 

Му­ници­пали­тет 

Зда­ние пос­тро­ено по про­ек­ту Кар­ла Люд­ви­га Эн­ге­ля в 1833 г. как отель «Се­ура­ху­оне», ка­ковым оно и бы­ло до 1913 г. В ка­чес­тве му­ници­пали­тета – с 1930-х гг. Тре­уголь­ник фрон­то­на ук­ра­шен гер­бом Хель­син­ки. В 1967–1970 гг. зда­ние, за ис­клю­чени­ем фа­сада и боль­шо­го ак­то­вого за­ла, бы­ло пол­ностью пе­рес­тро­ено под ру­ководс­твом А­ар­но Ру­усу­ву­ори. В зда­ни­ях, рас­по­ложен­ных ря­дом с пло­щадью, рас­по­ложе­но мно­жес­тво го­род­ских уч­режде­ний.

 

Ры­ноч­ная пло­щадь 

На Ры­ноч­ной пло­щади (Kauppatori), вы­ходя­щий к пор­ту, рас­по­лага­ет­ся са­мый из­вес­тный в Хель­син­ки ры­нок. Здесь мож­но ку­пить раз­но­об­разные то­вары: от фрук­тов и ры­бы до из­де­лий руч­ной ра­боты и су­вени­ров. Так­же мож­но вы­пить ча­шеч­ку ко­фе в па­латоч­ном ка­фе. На­ибо­лее ко­лорит­но смот­рятся рыб­ные при­лав­ки, а так­же тор­говля пря­мо с ка­теров – и ово­щами, и зе­ленью, и ры­бой. В на­чале ок­тября здесь про­водят­ся тра­дици­он­ные са­лако­вые яр­марки.

На на­береж­ной, с за­пад­ной час­ти пло­щади, на­ходит­ся Ста­рый кры­тый ры­нок (Wanha Kauppahalli), крас­но-жел­то-бе­лое кир­пичное зда­ние, пос­тро­ен­ное в 1888 г. ар­хи­тек­то­ром Гус­та­вом Нюс­тре­мом. Это мес­то встре­чи хель­синк­ских гур­ма­нов уже с 1889 г. Ры­нок по­пуля­рен и сре­ди ту­рис­тов. Под од­ной кры­шей здесь соб­ра­ны мно­жес­тво ма­гази­нов, а так­же ка­фе и рес­

то­ранов. Са­мый ста­рый кры­тый ры­нок Хель­син­ки был от­крыт в об­новлен­ном ви­де ле­том 1989 г.

 

Дво­рец пре­зиден­та Рес­публи­ки 

На га­вань вы­ходит и зда­ние двор­ца пре­зиден­та. Оно бы­ло пос­тро­ено в ка­чес­тве час­тно­го до­ма в 1818 г. по про­ек­ту Пе­ра Гран­штед­та. Поз­же К.Л. Эн­гель пе­рес­тро­ил его под им­пе­ратор­скую ре­зиден­цию. С 1919 г. – дво­рец пре­зиден­тов не­зави­симой Фин­ляндии. Со вре­мен рес­публи­ки зда­ние ис­поль­зо­валось и как пре­зидент­ский дво­рец, и как мес­то про­жива­ния пре­зиден­тов.

Од­на­ко пре­зидент рес­публи­ки в са­мом двор­це не жи­вет, а ис­поль­зу­ет его в ка­чес­тве ра­боче­го и пред­ста­витель­ско­го по­меще­ния.

 

Сте­ла им­пе­рат­ри­цы 

На на­береж­ной, сре­ди пес­трых ла­вок рын­ка, воз­вы­ша­ет­ся мо­нумент в честь по­сеще­ния цар­ской семь­ей Гель­син­гфор­са, с вы­битым на нем име­нем им­пе­рат­ри­цы Алек­сан­дры, же­ны Ни­колая I.

 

Этот обе­лиск с по­золо­чен­ным двуг­ла­вым рос­сий­ским ор­лом яв­ля­ет­ся пер­вым об­щес­твен­ным па­мят­ни­ком Хель­син­ки. Па­мят­ник был от­крыт в 1835 г. в па­мять о по­сеще­нии Хель­син­ки им­пе­рато­ром Ни­кола­ем I и его суп­ру­гой им­пе­рат­ри­цей Алек­сан­дрой Фе­доров­ной дву­мя го­дами рань­ше. Обе­лиск вы­пол­нен по эс­ки­зам Кар­ла Люд­ви­га Эн­ге­ля.

 

Судь­ба это­го обе­лис­ка весь­ма при­меча­тель­на. В 1917 г. ре­волю­ци­он­ные мат­ро­сы сби­ли с мо­нумен­та ор­ла. Изу­вечен­ная пти­ца хра­нилась на скла­де му­зей­но­го ве­домс­тва. Лишь мно­го лет спус­тя по ини­ци­ати­ве Вал­де­мара Ме­лан­ко, воз­глав­лявше­го мно­го лет Ин­сти­тут Рос­сии и Вос­точной Ев­ро­пы, по­том­ка вы­борг­ско­го пред­при­нима­теля Ф.И. Сер­ге­ева, па­мят­ник рес­таври­рова­ли. 17 де­каб­ря 1971 г., в 136-ю го­дов­щи­ну ус­та­нов­ки обе­лис­ка, двуг­ла­вый орел вновь за­нял свое мес­то. Не сра­зу го­рожа­не за­мети­ли слу­чив­ше­еся, так как ра­бота ве­лась в ве­чер­нее вре­мя и тор­жес­твен­ным ме­роп­ри­яти­ем это со­бытие не соп­ро­вож­да­лось. По­яв­ле­ние двуг­ла­вого ор­ла, прав­да, не ос­та­лось без вни­мания со­вет­ско­го по­соль­ства, нап­ра­вив­ше­го но­ту про­тес­та в свя­зи с вос­ста­нов­ле­ни­ем в Хель­син­ки «сим­во­ла са­модер­жа­вия». В со­вет­скую эпо­ху па­мят­ник был единс­твен­ным сим­во­лом Рос­сий­ской им­пе­рии в ми­ре.

 

Фон­тан «Ха­вис Аман­да» и Эс­пла­нада 

С за­пад­ной сто­роны к Ры­ноч­ной пло­щади и пор­ту вы­ходит буль­вар, но­сящий имя «Эс­пла­нада». Это – то­же од­но из куль­то­вых мест в Хель­син­ки, тем бо­лее что рас­по­ложен­ный на ней фон­тан стал ви­зит­ной кар­точкой го­рода и его не­офи­ци­аль­ным сим­во­лом. Это – фон­тан-ста­туя «Ха­вис Аман­да» («Мор­ская Аман­да» в пе­рево­де с швед­ско­го), или прос­то «Аман­да», сто­ящая там, где буль­вар Эс­план­да вы­ходит к пор­ту.

Спро­ек­ти­рован­ный фин­ским скуль­пто­ром Вил­ле Валл­гре­ном, дол­го жив­шим и ра­ботав­шим в Па­риже, фон­тан был дос­тавлен от­ту­да и ус­та­нов­лен в 1908 г. По за­мыс­лу ав­то­ра фи­гура вы­ходя­щей из мо­ря мо­лодой жен­щи­ны сим­во­лизи­ру­ет Хель­син­ки и его рож­де­ние. Сам кра­сивый фон­тан из гра­нита, на ко­тором сто­ит ста­туя, вы­пол­нен Эли­элем Са­ари­неном.

День­ги на па­мят­ник со­бира­ли сре­ди го­рожан по под­писно­му лис­ту. Оча­рова­тель­ная брон­зо­вая де­вуш­ка выг­ну­ла шею и бес­стыд­но по­вер­ну­лась об­на­жен­ной «ниж­ней частью спи­ны» к ап­те­ке, вла­делец ко­торой от­ка­зал в средс­твах по под­писно­му лис­ту на па­мят­ник.

Фон­тан-скуль­пту­ра «Ха­вис Аман­да» со­чета­ет в се­бе не­вин­ность и эро­тику. Вто­рого в 1908 г. хель­син­кцам по­каза­лось боль­ше: ког­да на от­кры­тии фон­та­на с фи­гуры сня­ли пок­ры­вала, доб­ро­поря­доч­ные го­рожа­не чуть не по­пада­ли в об­мо­рок – тем бо­лее что в «Аман­де» без тру­да рас­позна­ли по­зиро­вав­шую скуль­пто­ру же­ну. Се­год­ня на­гая де­вуш­ка ни­кого не шо­киру­ет, и жи­тели Хель­син­ки лю­бят «Аман­ду» так же, как и ко­пен­га­ген­цы свою «Ру­салоч­ку». А ког­да 1 мая сту­ден­ты на­дева­ют бе­лые эк­за­мена­ци­он­ные фу­раж­ки, ей неп­ре­мен­но дос­та­ет­ся та­кая же.

Де­ло в том, что обыч­но­му Пер­во­маю в Фин­ляндии пред­шес­тву­ет праз­дник Вап­пу, Валь­пур­ги­ева ночь (она при­ходит­ся на ночь с 30 ап­ре­ля на 1 мая). До­шед­ший с язы­чес­ких вре­мен, этот праз­дник вес­ны в Фин­ляндии один из са­мых глав­ных и по­пуляр­ных, но в пер­вую оче­редь он ас­со­ци­иру­ет­ся со сту­ден­та­ми – для тех, кто учит­ся или ког­да-ли­бо учил­ся в ли­цее или уни­вер­си­тете, это ед­ва ли не важ­ней­ший день в го­ду.

С ве­чера буль­вар за­пол­ня­ет­ся людь­ми в бе­лых «вы­пус­кных» ша­поч­ках (бы­ва­ет, со­бира­ет­ся бо­лее 30 000 че­ловек). Сту­ден­ты пь­ют иг­ристое ви­но, сидр, да и дру­гие на­пит­ки. Кто-то бро­дит ком­па­ни­ями по цен­тру го­рода, кто-то за­ранее рас­са­жива­ет­ся со сво­ими при­паса­ми на га­зоны…

Глав­ное дей­ству­ющее ли­цо праз­дни­ка – фон­тан «Ха­вис Аман­да». За ми­нуту до 18 ча­сов тол­па за­мира­ет с бо­кала­ми, плас­ти­ковы­ми ста­кан­чи­ками и бу­тыл­ка­ми в ру­ках. Ров­но в шесть ве­чера на брон­зо­вую го­лову прек­расной мор­ской де­вы вод­ру­жа­ют бе­лую фу­раж­ку. В воз­дух ле­тят проб­ки, фу­раж­ки и ша­ры…

По по­верью, что­бы об­рести в сле­ду­ющем го­ду ве­зенье в люб­ви и уче­бе, на­до по­цело­вать мор­скую де­ву в гу­бы. И каж­дый год на­ходят­ся смель­ча­ки, ко­торые го­товы ра­ди это­го лезть под ле­дяную во­ду фон­та­на.

Стро­гая фин­ская по­лиция смот­рит на эти про­дел­ки сквозь паль­цы, как и на оби­лие рас­пи­ва­ющих на ули­це спир­тные на­пит­ки лю­дей – в дру­гое вре­мя та­кое бы­ло бы не­допус­ти­мо!

В обыч­ные же дни буль­вар Эс­пла­нада го­раз­до ме­нее люд­ный и бо­лее спо­кой­ный и уми­рот­во­рен­ный, но это од­но из са­мых по­пуляр­ных у го­рожан, да и у при­ез­жих мест в фин­ской сто­лице.

 

Эс­пла­над­ный парк на­ходит­ся меж­ду дву­мя ули­цами – Се­вер­ной и Юж­ной Эс­пла­нада­ми. Имен­но Эн­гель вклю­чил в 

план зас­трой­ки го­рода этот парк уже в 1812 г., и он же при­дал Эс­па, как мес­тные жи­тели на­зыва­ют этот зе­леный ос­тро­вок, ту эле­ган­тность, ко­торая сде­лала его не толь­ко мес­том от­ды­ха, но и го­род­ской дос­топри­меча­тель­ностью.

В лет­нее вре­мя здесь ра­бота­ет эс­трад­ная пло­щад­ка, на ко­торой выс­ту­па­ют из­вес­тные (и не очень) му­зыкан­ты. Зи­мой парк ук­ра­ша­ет­ся кра­сивы­ми про­из­ве­дени­ями све­тово­го ис­кусс­тва. На ули­цах Се­вер­ной и Юж­ной Эс­пла­нады на­ходит­ся мно­го раз­личных ма­гази­нов.

 

В на­чале пар­ка рас­по­лага­ет­ся рес­то­ран «Ка­пели», пос­тро­ен­ный в 1867 г. и не­од­нократ­но пе­рес­тра­ивав­ший­ся. В цен­тре Эс­пла­нады ус­та­нов­ле­на скуль­пту­ра на­род­но­го по­эта Фин­ляндии, ав­то­ра тек­ста на­ци­ональ­но­го гим­на стра­ны Й.Л. Ру­небер­га, вы­пол­ненная сы­ном по­эта Валь­те­ром Ру­небер­гом. Па­мят­ник был тор­жес­твен­но от­крыт в 1885 г., че­рез де­сять лет пос­ле кон­чи­ны по­эта.

 

Ус­пен­ский со­бор 

К вос­то­ку от Ры­ноч­ной пло­щади, за уз­ким ка­налом на ска­ле, воз­вы­ша­ет­ся Ус­пен­ский со­бор. За­вер­шенный в 1868 г., он стро­ил­ся по про­ек­ту ар­хи­тек­то­ра-ака­деми­ка Алек­сея Гор­носта­ева. При­вер­же­нец «рус­ско­го сти­ля», но прек­расно чувс­тву­ющий су­ровый ха­рак­тер Се­вера, он ук­ра­сил луч­ши­ми пос­трой­ка­ми Ва­ла­ам, а здесь, в Хель­син­ки, воз­вел свое са­мое мо­нумен­таль­ное тво­рение, ко­торое се­год­ня, как и ка­фед­раль­ный со­бор на Се­нат­ской пло­щади, оп­ре­деля­ет па­нора­му фин­ской сто­лицы.

Тор­жес­твен­ная зак­ладка хра­ма про­ис­хо­дила 15 ав­густа 1862 г. в при­сутс­твии и при учас­тии ве­ликих кня­зей Алек­сея Алек­сан­дро­вича и Ни­колая Кон­стан­ти­нови­ча. Ру­ково­дил строй­кой сам Гор­носта­ев, ко­торый, не от­ли­ча­ясь креп­ким здо­ровь­ем, 18 де­каб­ря 1862 г. скон­чался в воз­расте 54 лет. Стро­итель­ство про­дол­жил ака­демик И.А. Вар­нек, толь­ко что за­вер­шивший воз­ве­дение со­бора в Све­абор­ге по чер­те­жам К.А. То­на. В про­ект Гор­носта­ева он не внес из­ме­нений, толь­ко звон­ни­цу за­менил ко­локоль­ней.

Лю­бопыт­но, что кир­пич на пос­трой­ку хра­ма при­вез­ли из раз­ру­шен­ной ан­гли­чана­ми во вре­мя Крым­ской вой­ны кре­пос­ти Бо­мар­сунд на Аланд­ских ос­тро­вах.

Ос­вя­щен храм Ус­пе­ния Прес­вя­той Бо­горо­дицы был в ок­тябре 1868 г. – в при­сутс­твии мно­гих вы­соко­пос­тавлен­ных лиц, и это со­бытие соп­ро­вож­да­лось па­радом.

Это глав­ный пра­вос­лавный со­бор Хель­син­ки, круп­ней­ший пра­вос­лавный храм За­пад­ной Ев­ро­пы. Бо­гос­лу­жения в Ус­пен­ском со­боре про­ходят на фин­ском, цер­ковнос­ла­вян­ском и из­редка – на гре­чес­ком и ан­глий­ском язы­ках…

Ико­ны двухъ­ярус­но­го ико­нос­та­са со­бора вы­пол­не­ны рус­ским ху­дож­ни­ком ака­деми­ком Пав­лом Шиль­цо­вым. Звон­ни­цу приш­лось час­тично ра­зоб­рать, по­тому что ко­локол, по­дарен­ный бо­гатым мос­ков­ским куп­цом, ока­зал­ся нас­толь­ко боль­шим, что не по­мес­тился там. На средс­тва да­рите­ля звон­ни­ца бы­ла рас­ши­рена…

Зна­мени­тый рус­ский кри­тик и ис­кусс­тво­вед Вла­димир Ва­силь­евич Ста­сов пи­сал: «Это са­мое боль­шое и мно­гос­ложное со­ору­жение Гор­носта­ева. Стиль со­вер­шенно сво­еоб­разный, но, по раз­ным под­робнос­тям, он все­го бо­лее приб­ли­жа­ет­ся к сти­лю то нов­го­род­ской, то суз­даль­ской по­лосы на­шей».

 

Ка­та­янок­ка 

Рай­он Ка­та­янок­ка, ко­торый рас­по­ложен к юго-за­паду от Ры­ноч­ной пло­щади, из­на­чаль­но был мы­сом, но про­рытый в 1840 г. ка­нал сде­лал его ос­тро­вом. В ар­хи­тек­турном от­но­шении Ка­та­янок­ка пред­став­ля­ет со­бой ин­те­рес­ное со­чета­ние ста­рой и но­вой, не­ок­ласси­чес­кой, на­ци­ональ­но-ро­ман­ти­чес­кой и но­вей­шей ар­хи­тек­ту­ры.

Го­ворят, в XIX в. рай­он имел не са­мую доб­рую ре­пута­цию – ну, как квар­та­лы лю­бого го­рода поб­ли­зос­ти от пор­та. Там тес­ни­лись скла­ды и бед­ные де­ревян­ные до­миш­ки, из-за че­го у Хель­син­ки да­же бы­ло проз­ви­ще – «ба­рач­ная сто­лица».