+7 (911 )924-54-74 Санкт-Петербург
193318 г.Санкт-Петербург, ул.Коллонтай,д.18 м.пр.Большевиков

Финляндия города достопримечательности магазины

Хель­син­ки 

 

Хель­син­ки (до 1917 г. в Рос­сии бы­ло при­нято швед­ское наз­ва­ние Гель­син­гфорс) – сто­лица и круп­ней­ший го­род Фин­ляндии, ад­ми­нис­тра­тив­ный центр про­вин­ции У­уси­маа. Рас­по­ложен на юге стра­ны, на бе­регу Фин­ско­го за­лива Бал­тий­ско­го мо­ря. На­селе­ние – око­ло 600 000 че­ловек.

Вмес­те с го­рода­ми-спут­ни­ками Ван­таа, Эс­поо и Ка­уни­ай­нен Хель­син­ки об­ра­зу­ет сто­лич­ный ре­ги­он с на­селе­ни­ем бо­лее мил­ли­она че­ловек – ко­личес­тво жи­телей Боль­шо­го Хель­син­ки, тер­ри­тория ко­торо­го вклю­ча­ет 12 ком­мун, пре­выша­ет 1 300 000 че­ловек. В на­чале 2009 г. в Хель­син­ки ста­ли об­суждать воз­можное при­со­еди­нение к сто­лице го­рода Ван­таа.

Хель­син­ки яв­ля­ет­ся цен­тром биз­не­са, об­ра­зова­ния, куль­ту­ры и на­уки в Фин­ляндии. В Боль­шом Хель­син­ки рас­по­ложе­ны 8 уни­вер­си­тетов (в том чис­ле круп­ней­ший в стра­не Хель­синк­ский уни­вер­си­тет), а так­же ряд дру­гих выс­ших учеб­ных за­веде­ний, в ко­торых учит­ся бо­лее 64 000 сту­ден­тов (из них око­ло 38 500 – в уни­вер­си­тете), и 6 тех­но­логи­чес­ких пар­ков. 70 % инос­тран­ных ком­па­ний, ра­бота­ющих в Фин­ляндии, име­ют свои офи­сы имен­но в сто­лич­ном ре­ги­оне. Глав­ным меж­ду­народ­ным ави­ауз­лом в Фин­ляндии яв­ля­ет­ся а­эро­порт Хель­син­ки-Ван­таа, рас­по­ложен­ный в 20 км от цен­тра сто­лицы и осу­щест­вля­ющий пря­мые пе­реле­ты по все­му ми­ру.

На зда­ни­ях в ста­рой час­ти Хель­син­ки мож­но уви­деть таб­лички и не­боль­шие фла­ги с изоб­ра­жени­ями жи­рафов, еди­норо­гов, вер­блю­дов, га­зелей… Так в бы­лые вре­мена, ког­да ули­цы наз­ва­ний не име­ли, квар­та­лам да­вали наз­ва­ния эк­зо­тичес­ких жи­вот­ных, что­бы об­легчить ра­боту по­жар­ным

 

Го­род раз­местил­ся в ска­лис­той мес­тнос­ти. Ис­то­ричес­кий центр го­рода рас­по­ложен на по­лу­ос­тро­ве с силь­но из­ре­зан­ной бе­рего­вой ли­ни­ей. Пе­репа­ды вы­сот в го­роде зна­читель­ны, и ска­лы – обыч­ная часть пей­за­жа. На ре­ках в пре­делах го­рода име­ют­ся по­роги и во­допа­ды.

Зи­ма в Хель­син­ки дли­тель­ная и снеж­ная, ле­то прох­ладное и за пре­делы ка­лен­дарно­го не вы­ходит. Вес­на и осень про­дол­жи­тель­ные и прох­ладные. Силь­ные мо­розы – до­воль­но ред­кое яв­ле­ние, жа­ра ле­том вы­ше 30 °C бы­ва­ет не каж­дый год. Мак­си­мум осад­ков наб­лю­да­ет­ся в кон­це ле­та и в те­чение всей осе­ни.

 

Го­род был ос­но­ван швед­ским ко­ролем Гус­та­вом Ва­са в 1550 г. По его ука­зу нес­коль­ко сот жи­телей го­рода Пор­воо обос­но­вались на тер­ри­тории ны­неш­не­го го­род­ско­го рай­она Ара­бия. 12 и­юня, день под­пи­сания ука­за, счи­та­ет­ся днем рож­де­ния го­рода.

Од­на­ко ока­залось, что мес­то бы­ло выб­ра­но не­удач­но – га­вань бы­ла слиш­ком мел­кой, и в ре­зуль­та­те го­род был пе­рене­сен в рай­он ны­неш­ней Ка­уп­па­тори (Ры­ноч­ной пло­щади). Как бы то ни бы­ло, вплоть до се­реди­ны XVIII в. Хель­син­ки ос­та­вал­ся не­боль­шим, пол­ностью де­ревян­ным го­родом, где не­ред­ко вспы­хива­ли эпи­демии чу­мы и по­жары.

 

В 1748 г. на ос­тро­вах близ Хель­син­ки шве­дами бы­ло на­чато стро­итель­ство кре­пос­ти Све­аборг (Су­омен­линна), приз­ванной за­щитить го­род с мо­ря. В ре­зуль­та­те на­чал­ся рост Хель­син­ки по­яв­ля­ют­ся пер­вые ка­мен­ные до­ма. Од­на­ко сто­лицей швед­ской Фин­ляндии ос­та­вал­ся Тур­ку (Або).

Че­тыре ра­за го­род зах­ва­тывал­ся рус­ски­ми вой­ска­ми – дваж­ды в хо­де Ве­ликой Се­вер­ной вой­ны (в мае и и­юле 1713 г. и 24 ав­густа 1742 г.), в хо­де рус­ско-швед­ской вой­ны 1741–

1743 гг.; 18 фев­ра­ля 1808 г. (в хо­де рус­ско-швед­ской вой­ны 1808–1809 гг.).

В 1809 г. по Фрид­рих­сгамско­му мир­но­му до­гово­ру Фин­ляндия при­со­еди­нилась к Рос­сии. Но тог­дашняя сто­лица стра­ны – Тур­ку (Або) – бы­ла слиш­ком близ­ко к Шве­ции. По­это­му спус­тя три го­да, 12 ап­ре­ля 1812 г., Алек­сандр I объ­явил сто­лицей Ве­лико­го кня­жес­тва Фин­лянд­ско­го про­вин­ци­аль­ный Гель­син­гфорс, ле­жащий по­даль­ше от швед­ских бе­регов и швед­ско­го вли­яния. Пос­ле это­го был уч­режден ко­митет по ре­конс­трук­ции, ко­торый воз­гла­вил во­ен­ный ин­же­нер Юхан Аль­брехт Эренс­трем. Он дол­жен был отс­тро­ить па­рад­ную сто­лицу Ве­лико­го кня­жес­тва. На дол­жность ар­хи­тек­то­ра фин­ской сто­лицы в 1816 г. был приг­ла­шен не­мец­кий ар­хи­тек­тор Карл Люд­виг Эн­гель, ра­ботав­ший в Рос­сии. За раз­ра­бот­кой про­ек­та сле­дили им­пе­ратор Алек­сандр I и его брат Ни­колай, от­сю­да за­мет­ное сходс­тво цен­траль­ных час­тей Хель­син­ки и Санкт-Пе­тер­бурга. С это­го вре­мени на­чина­ет­ся стре­митель­ная ор­га­низо­ван­ная зас­трой­ка го­рода.

При­чем пе­ре­езд сто­лицы в Хель­син­ки осу­щест­влял­ся весь­ма быс­тро. И из-за спеш­ки не об­хо­дилось без курь­езов. Рас­ска­зыва­ют, что ког­да адъ­ютант ос­матри­вал по­меще­ние быв­шей ра­туши, от­ве­ден­ное под вре­мен­ную ре­зиден­цию ге­нерал-гу­бер­на­тора, пе­ред все­лени­ем ту­да пол­но­моч­но­го на­мес­тни­ка им­пе­рии, он уви­дел ви­сящий в од­ном из за­лов пор­трет Кар­ла XII. «Кто это?» – рев­ни­во спро­сил он. Слу­жащий, по­казы­вав­ший зда­ние адъ­ютан­ту, не рас­те­рял­ся: «Это Петр I. В мо­лодос­ти». Как из­вес­тно, Карл XII, мяг­ко го­воря, «не вы­шел рос­том». По­том, ко­неч­но, пор­трет швед­ско­го ко­роля-кар­ли­ка быс­трень­ко уб­ра­ли…

В 1820-х гг. Эн­гель соз­дал про­ект зас­трой­ки цен­траль­ной час­ти го­рода. В ре­зуль­та­те его ре­али­зации по­явил­ся, в час­тнос­ти, не­ок­ласси­чес­кий ан­самбль Се­нат­ской пло­щади с ве­лико­леп­ным ка­фед­раль­ным со­бором. Из Тур­ку, пос­ле опус­то­шитель­но­го по­жара 1827 г., в Хель­син­ки был пе­рене­сен уни­вер­си­тет.

В го­ды Крым­ской вой­ны го­род под­вер­гся обс­тре­лу ан­гло-фран­цуз­ской эс­кадры, не при­вед­ше­му, од­на­ко, к зна­читель­ным раз­ру­шени­ям.

В 1860-х гг. пер­вая фин­ская же­лез­ная до­рога со­еди­нила го­род с Ри­ихи­мяки и Там­пе­ре, а в 1870 г. – с Пе­тер­бургом.

Вок­руг цен­тра зас­тра­ива­лись но­вые жи­лые квар­та­лы, воз­ни­кали но­вые про­мыш­ленные пред­при­ятия, зна­читель­но вы­рос порт.

Пос­ле про­воз­гла­шения не­зави­симос­ти в хо­де граж­дан­ской вой­ны в Фин­ляндии го­род был не­кото­рое вре­мя за­нят час­тя­ми фин­ской крас­ной ар­мии, од­на­ко в ре­зуль­та­те нас­тупле­ния ге­нера­ла Ман­нергей­ма из Ва­асы, под­держан­но­го не­мец­ки­ми вой­ска­ми, го­род пе­решел под кон­троль бур­жу­аз­но­го фин­ско­го пра­витель­ства.

Пос­ле окон­ча­ния граж­дан­ской вой­ны го­род про­дол­жал ди­намич­но раз­ви­вать­ся. Хель­син­ки пос­тра­дал от со­вет­ских бом­барди­ровок во вре­мя Вто­рой ми­ровой вой­ны, од­на­ко до­воль­но быс­тро за­лечил свои ра­ны. Зна­читель­но рас­ши­рилась его тер­ри­тория, по­яви­лись но­вые жи­лые квар­та­лы. Ши­рокую из­вес­тность при­об­рел, нап­ри­мер, соз­данный в 1950—1960-х гг. «го­род-сад» Та­пи­ола, ад­ми­нис­тра­тив­но под­чи­нен­ный Эс­поо. При­меча­тель­но, что в Хель­син­ки от­дель­ные рай­оны го­рода из-за то­го, что их зас­трой­ка при­ходи­лась на раз­ные ис­то­ричес­кие пе­ри­оды и вы­пол­ня­лась в со­от­ветс­твии с гос­подс­тву­ющей тог­да ар­хи­тек­турной мо­дой, име­ют свой собс­твен­ный не­пов­то­римый об­лик – где-то гос­подс­тву­ет ам­пир, где-то – югенд, где-то – са­мые пос­ледние тех­ни­чес­кие ве­яния в гра­дос­тро­итель­стве.

В 1952 г. в Хель­син­ки про­ходи­ли лет­ние Олим­пий­ские иг­ры, а в 2007 г. в го­роде был про­веден еже­год­ный кон­курс пес­ни Ев­ро­виде­ние.

 

Вплоть до кон­ца XIX в. в го­роде аб­со­лют­но пре­об­ла­дало швед­ское на­селе­ние, хо­тя об­щее ко­личес­тво жи­телей го­рода в 1880 г. сос­тавля­ло все­го 43 000 че­ловек.

Нес­мотря на фор­маль­ное под­чи­нение Рос­сий­ской им­пе­рии пос­ле 1809 г., швед­ско-фин­ское дво­рянс­тво сох­ра­нило свою власть в Фин­ляндии и дол­гое вре­мя от­да­вало пред­почте­ние швед­ско­му язы­ку. Стре­мясь ос­ла­бить за­виси­мость от Шве­ции, рос­сий­ские влас­ти сти­мули­рова­ли раз­ви­тие фин­ско­го язы­ка, а ин­тенсив­ная миг­ра­ция сель­ских фин­нов в го­род быс­тро из­ме­нила де­мог­ра­фичес­кий и язы­ковой ба­ланс в го­роде в поль­зу фин­нов.

Шве­до­языч­ное мень­шинс­тво в сто­лице сох­ра­ня­ет­ся и по­ныне (6,2 % на­селе­ния го­рода), а швед­ский язык име­ет ста­тус офи­ци­аль­но­го на­рав­не с фин­ским (86 % на­селе­ния го­рода 

фин­но­языч­ны, око­ло 4 % счи­та­ют род­ным рус­ский язык и еще 4 % – про­чие язы­ки).

В пос­ледние го­ды в го­роде обос­но­валось весь­ма мно­го им­мигран­тов из стран Азии и Аф­ри­ки (в ос­новном те, ко­торые под­па­да­ют под ка­тего­рию «бе­жен­цы») – кур­ды, со­малий­цы и вы­ход­цы из дру­гих аф­ри­кан­ских го­сударств. Не­кото­рые фин­ны с юмо­ром (скры­ва­ющим, од­на­ко, ес­тес­твен­ное вол­не­ние, да и не­доволь­ство) го­ворят о том, что в го­роде по­ра соз­да­вать свой «Со­мали-та­ун».

 

Не очень мно­гочис­ленны, но за­мет­ны мес­тные цы­гане, ко­торые по­яви­лись в Хель­син­ки еще в XIX в. Они – это ка­са­ет­ся в пер­вую оче­редь жен­щин – очень яр­ко оде­ва­ют­ся и сра­зу вы­деля­ют­ся в тол­пе. Но, в от­ли­чие от на­ших цы­ган, они не цеп­ля­ют­ся к про­хожим.

Хель­син­ки – да­леко не са­мая круп­ная ев­ро­пей­ская сто­лица, он не име­ет та­кой сла­вы, как, до­пус­тим, Па­риж или Рим, из-за оби­лия в них куль­тур­ных и ар­хи­тек­турных па­мят­ни­ков, или как де­ловой центр – на­подо­бие Лон­до­на или Фран­кфур­та. Но за­то Хель­син­ки – го­род, прек­расно прис­по­соб­ленный для жиз­ни, – кра­сивый, спо­кой­ный, чис­тый, удоб­ный, что мо­гут сра­зу ощу­тить и ту­рис­ты, и лю­ди, при­ез­жа­ющие в фин­скую сто­лицу по де­лам.

Хель­син­ки рас­по­ложен на боль­шой пло­щади на из­ре­зан­ном за­лива­ми с мно­жес­твом ос­тро­вов по­бережье Бал­ти­ки. При­чем мор­ские за­ливы по­рой так глу­боко вда­ют­ся в су­шу, что при­ез­жие их при­нима­ют за пру­ды и озе­ра. В го­роде мно­го зе­лени – ос­тавших­ся кое-где рощ, но в ос­новном – пар­ков и скве­ров, при­чем в не­пос­редс­твен­ной бли­зос­ти от са­мого цен­тра. Хель­син­ки рас­по­лага­ет­ся воль­но, прос­торно, и от­то­го здесь не чувс­тву­ет­ся тес­но­ты, а тем бо­лее при­суще­го мно­гим сто­лицам стол­потво­рения. В Хель­син­ки прак­ти­чес­ки не бы­ва­ет про­бок – мак­си­мум не­боль­шие «за­мин­ки» на вы­ез­дах из го­рода на­чале и ко­нец у­ик-эн­да. Во мно­гом это по­тому, что Хель­син­ки как сто­лица срав­ни­тель­но мо­лод, да и гра­дос­тро­итель­ная по­лити­ка здесь весь­ма ра­зум­ная.

Ко­личес­тво «при­пар­ко­ван­ных» ве­лоси­педов сви­детель­ству­ет о по­пуляр­ности это­го ви­да тран­спор­та в Хель­син­ки

 

В 2011 г. Хель­син­ки за­нял 1-е мес­то в рей­тин­ге 25 луч­ших го­родов ми­ра, сос­тавлен­ном бри­тан­ским жур­на­лом Monocle (на 2-м мес­те – Цю­рих, на 3-м – Ко­пен­га­ген). В том же 2011 г. в опуб­ли­кован­ном меж­ду­народ­ной кон­салтин­го­вой ком­па­ни­ей Mercer рей­тин­ге на­ибо­лее бе­зопас­ных го­родов ми­ра Хель­син­ки раз­де­лил 2-е мес­то с Цю­рихом и Бер­ном (на 1-м мес­те – Люк­сембург). В на­чале 2012 г. га­зета New York Times в еже­год­но пуб­ли­ку­емом ею спис­ке мест на­шей пла­неты, ко­торые сто­ит по­сетить в нас­ту­пив­шем го­ду, пос­та­вила Хель­син­ки на 2-е мес­то.

По оп­ро­сам об­щес­твен­но­го мне­ния, в 2012 г. Хель­син­ки за­нима­ет 4-е мес­то по уров­ню прив­ле­катель­нос­ти для про­жива­ния сре­ди фин­ских граж­дан.

Хель­син­ки от­четли­во де­лит­ся на две час­ти – ис­то­ричес­кую, за­пад­ную и бо­лее сов­ре­мен­ную, вос­точную, со­еди­нен­ные единс­твен­ной ли­ни­ей мет­ро­поли­тена, а так­же об­ширной сетью ав­то­дорог.

Хо­тя па­мят­ни­ков ста­рины в Хель­син­ки дей­стви­тель­но не так уж мно­го, он тем не ме­нее не ис­пы­тыва­ет не­дос­татка в куль­тур­но-ис­то­ричес­ких дос­топри­меча­тель­нос­тях. При­чем не­кото­рые из них бо­лее чем лю­бопыт­ны.

Хо­тя центр Хель­син­ки и мо­жет по­казать­ся по­хожим на «ма­лень­кий Пе­тер­бург», но, ко­неч­но же, есть и от­ли­чия. Вот, нап­ри­мер, та­кая де­таль….

На уг­лах улиц в ста­рой час­ти Хель­син­ки на зда­ни­ях мож­но уви­деть лю­бопыт­ные таб­лички и не­боль­шие фла­ги – с изоб­ра­жени­ями жи­рафов, еди­норо­гов, вер­блю­дов, га­зелей… В ста­рые вре­мена ули­цы наз­ва­ний не име­ли, и что­бы как-то их обоз­на­чать и об­легчить ра­боту по­жар­ным, квар­та­лам да­вали наз­ва­ния эк­зо­тичес­ких жи­вот­ных. Вот та­кой уни­каль­ный зо­опарк в са­мом цен­тре Хель­син­ки!

Но по­жары все же унич­то­жали в бы­лые го­ды це­лые рай­оны, и по­это­му зда­ния да­же XVIII в. в Хель­син­ки – ис­то­ричес­кая цен­ность.